Расследование: за что судили воздушного аса Александра Клубова?

image
Досье / 17.05.2024 09:12

Обстоятельства, которые привели этого выдающегося летчика на трибунальскую скамью, до конца не ясны и сегодня...

Дважды Герой Советского Союза (1944, 1945, посмертно) гвардии капитан Клубов Александр Федорович (1918-1945) – заместитель командира авиаэскадрильи, а затем помощник командира 16-го гвардейского истребительного авиационного полка (9-я гвардейская истребительная авиационная дивизия).

Александр Клубов родился 18 января 1918 года в деревне Окороково Вологодского уезда Вологодской губернии. В 1938 году окончил Ленинградский аэроклуб. В октябре 1940 года - Чугуевское военное авиационное училище. Военную службу проходил лётчиком 84-го истребительного авиационного полка, дислоцированного в г. Ереване (Армения). В августе – сентябре 1941 года участвовал в вводе советских войск в Иран.

На фронтах Великой Отечественной войны А.Ф. Клубов - с июля 1942 года. Летал на И-153, И-16, «Аэрокобре».

С мая 1943 года А.Ф. Клубов – заместитель командира авиаэскадрильи в 16-м гвардейском истребительном авиационном полку. Всего совершил 457 боевых вылетов, провел около 100 боев, сбил лично 31 самолёт противника и 3 – в составе группы. (по другим данным - в составе группы сбил 19 самолётов противника).

Надо сказать, что о летчике-асе Александре Клубове и его воздушных победах публикаций немало. Между тем, обстоятельства которые привели его на трибунальскую скамью, описаны весьма туманно и противоречиво. Само дело не сохранилось. Поэтому остается лишь один путь - заняться исторической реконструкцией тех событий. Опираться придется не только на документы, но и на мемуары, и прежде всего - книги А.И. Покрышкина. Хотя, вероятно, некоторые существенные нюансы и детали произошедшего были им опущены либо искажены. Александр Иванович не мог быть до конца беспристрастным, поскольку являлся близким другом Александра Клубова. «В моей жизни, - писал он после его гибели, - Клубов занимал так много места, я так любил его, что никто из самых лучших друзей не мог возместить этой утраты».

Ряд штрихов к портрету Александра Клубова дают в своих воспоминаниях К.В.Сухов, Г.Г. Голубев и другие его сослуживцы. Они рисуют образ храброго, рискованного воздушного бойца и в то же время необычайно скромного на земле человека. Клубов порой сам отрицал сбитые им самолеты, когда не был уверен в этом, несмотря на подтверждение друзей. Его не раз выдвигали на более высокие должности, но он категорически отказывался. Он был немногословен и не сразу раскрылся перед сослуживцами с неожиданной стороны - как большой знаток и ценитель русской поэзии. На земле он казался спокойным и сдержанным. Но порой его взрывной характер проявлялся не только в бою. Историк А.В. Тимофеев отмечал, что обостренное чувство справедливости не раз ставило летчика в непростые ситуации. Например, по свидетельству начальника штаба полка М. Гейко, в Ереване, где стояла часть до августа 1942 года, «были случаи, когда Клубов давал сдачи подвыпившим армянским парням, пытавшимся придраться к нему или к кому-либо из товарищей»[1]...

В рассказах очевидцев события, предшествовавшие инциденту 10 мая 1944 года, совпадают даже в деталях. Все началось с трагедии. После перебазирования 16-го авиаполка на новый аэродром его командир Г.А. Речкалов, не дождавшись прибытия техсостава, разрешил учебные вылеты. В одном из них погиб командир эскадрильи Иван Олефиренко. После его похорон Речкалов организовал на своей квартире поминки, по окончании которых Клубов, возвращавшийся в нетрезвом состоянии в общежитие, столкнулся с солдатом-мотористом. Между ними произошла ссора, в ходе которой летчик выхватил пистолет и выстрелил в моториста. А вот дальше идут разночтения:

- солдат погиб, но дело "замяли";

- солдат был лишь ранен;

- выстрел был произведен поверх головы моториста и пуля его не задела...

Разночтения хорошо заметны в мемуарах А.И. Покрышкина. Если мы сопоставим отредактированный текст его книги «Познать себя в бою», изданной в 1986 году[2] с книгой, вышедшей в 2006 году без купюр[3], то увидим существенные отличия:

«...Интуиция подсказывала, что в этом происшествии было что-то неясное. А такого отличного воздушного бойца, как Клубов, было жаль (…надо спасти от штрафной роты). Не верилось, что он поступил так опрометчиво.

После посадки состоялся разговор со следователем.

— Товарищ капитан, слетайте на место происшествия, в Ямполь, и разберитесь серьезно в этом деле, — посоветовал я следователю. — Вас подбросит туда летчик на УТ-2. Завтра я прилечу к вам. Там мы решим, что дальше делать.

На другой день к вечеру я прилетел в Ямполь. Иду к землянке, вижу, стоит следователь, улыбается. У меня и так на душе тревожно за Клубова, а тут эта улыбка. С чувством неприязни подумал: "Чему радуется?" (С чувством неприязни подумал: "Радуется, есть жертва для суда»).

— Товарищ подполковник, все выяснилось. Клубов не стрелял (Клубов никого не убивал) и никаких потерь нет. Все надумано.

Слова следователя меня и ошеломили, и обрадовали.

Посмотрел на капитана, вижу, лицо веселое, приятное.

— Спасибо, что прилетели сюда и разобрались, — сказал я, пожимая ему руку. — А где моторист, я хочу с ним лично поговорить.

В беседе с мотористом выяснилось, что он сам виноват в ссоре. Не рассмотрел в темноте офицера, нагрубил ему. Клубов проявил ненужную запальчивость, выстрелил вверх (выстрелил над его головой). За это, разумеется, он был наказан…

Вопрос о Клубове со следователем решился благоприятно, но через несколько дней прокурор фронта попросил меня прилететь к нему. Он показал мне телефонограмму из Москвы.

— Вот, почитайте приказание об аресте Клубова за убийство моториста. Вы просите его не судить, и я с вами согласен, но мне приказано доложить в Москву о его наказании за хулиганство (приказано доложить в Москву о его наказании. Лучший выход – осудить его за стрельбу без жертв, как за хулиганство, на один год условно, а потом мы судимость с него снимем)».

Читатель, наверняка, уже заметил разницу - такие словосочетания, как не стрелял и не убивал, или - выстрелил вверх и выстрелил над головой – несут, мягко выражаясь, разную смысловую нагрузку. Ну а поскольку последнее издание книги А.И. Покрышкина вышло в авторском варианте и, следовательно, этот текст, надо полагать, более точен, то закрадывается мысль, что Клубов стрелял все же не в воздух. Подтверждение этой мысли и несколько других существенных деталей можно найти в другой книге А.И. Покрышкина «Небо войны».

Во-первых, в этой книге Покрышкин пишет, что Исаев, докладывая ему о происшествии, заявил:

«— А после похорон Олефиренко Клубов отколол номер... Ребята выпили с горя, забузили, и он во время ссоры убил механика из соседнего полка».

То есть, в интерпретации Исаева Клубов не случайно столкнулся ночью с мотористом, а была какая-то «буза», в ходе которой все и произошло.

Во-вторых, Покрышкин более отчетливо пишет здесь об осознании им того факта, что, «если Клубова пошлют в штрафную роту, он оттуда не вернется». В такой ситуации Александр Иванович вполне мог предпринять какие-то меры по спасению друга. Намекнуть, например, следователю (в этой книге он не капитан, а старший лейтенант – авт.), что «во всяком преступлении, очевидно, есть смягчающие вину обстоятельства». И об этом, заметим, Покрышкин говорит следователю еще до того, как ему стало известно, что потерпевший выжил. И, может быть, по той же причине в одной книге Покрышкина капитан-следователь говорит ему: «Товарищ подполковник, все выяснилось». А в другой, тот же следователь, но уже старший лейтенант, заявляет: «Все в порядке, товарищ комдив», что можно трактовать более широко. В том числе и так: все в порядке, вопрос улажен.

Далее цитируем самое главное:

«Я попросил юриста пойти со мной, показать механика, которого уже похоронили в донесении прокурору. Вот и он. Да, в перепалке с горячим Клубовым механик немного пострадал.

— Я сам виноват, товарищ комдив, — раскаивался механик. — Поскандалил с ним, ну и попало»[4].

Это единственное место в книге «Небо войны», где ее автор прямо пишет о причинении «горячим» Клубовым телесных повреждений солдату. И причинил он ему эти повреждения, судя по всему, не кулаками, а в результате выстрела из пистолета. В этом случае вполне логичной выглядит позиция прокурора фронта, который настаивал на осуждении Клубова. А.И. Покрышкин пишет об этом так: «Прокурор армии в ответ на мою просьбу и разъяснения показал распоряжение прокурора фронта: Клубова доставить, разжаловать, лишить орденов и направить в штрафную роту для искупления вины в бою. Я немедленно полетел в штаб фронта. Теперь уже надо было не только добиваться смягчения приговора, но и срочно исправлять ошибку, допущенную из-за какого-то подлеца, состряпавшего грязную фальшивку.

В штабе фронта было телеграфное распоряжение из Москвы, определявшее наказание Клубову. Но фронт был решающей инстанцией, и я приложил все свое умение убеждать, чтобы склонить прокурора к пересмотру дела, разраставшегося, как ком снега, пущенный с горы.

— Будем судить, — сказал прокурор.

— За что?

— За хулиганство.

— За это следует. Но не за убийство же!

— Если его не было, выдумывать не станем.

Это другой разговор. Стихийное развитие раздутого дела Клубова было остановлено…

Во время напряженных боев под Яссами в 16-й полк приехали представители военного трибунала. Они объявили, что интересуются Клубовым. Все забеспокоились: неужели опять с ним что-то неладно? Юристы пригласили весь полк на заседание. Лишь когда оно открылось, товарищи Клубова облегченно вздохнули — с него хотят снять судимость. И ее сняли без каких-либо оговорок — гвардии капитан Клубов искупил свою вину подвигами. Присутствовавший здесь "пострадавший" механик подошел к нему, и они крепко пожали друг другу руки»[5].

Выходит, что А.Ф. Клубов был действительно виновен и обоснованно осужден трибуналом. Суд приговорил его к 6 годам исправительно-трудовых работ, с отбыванием наказания в своей части, за совершение хулиганских действий, учиненных им в состоянии алкогольного опьянения и выразившихся в причинении потерпевшему мотористу телесных повреждений.

Между тем, вызывают большие сомнения слова о рукопожатии. Сомневаюсь, что такое было в действительности. Хотя однозначного вывода не делаю - по причине нехватки доказательств. Поиски дела, как уже сказано, не увенчались успехом. Но ведь, кроме мемуаров, сохранились и некоторые другие документы. А они рисуют иную картину.

Кроме А.И. Покрышкина, книги о летчике-асе А.Ф. Клубове написали несколько авторов[6]. Но лишь у Александра Табаченко в книге "Покрышкинский авиаполк. Нелакированные победы" можно найти документально подтвержденную, иную версию случившейся трагедии:

«10.05.1944 в 24.00 в помещение общежития технического состава полка после отбоя через час вошел командир эскадрильи 16-го гиап капитан Клубов и стал предъявлять не обоснованные ничем претензии по поводу того, кто, где должен спать, в частности, к мастеру по вооружению сержанту Смирнову. Последний объяснил, что он должен спать здесь, тогда капитан Клубов, вынув пистолет ТТ из кобуры, произвел выстрел в том направлении, где спал сержант Смирнов. В результате произведенного выстрела пуля попала в лобовую часть и сделала сквозную рану в области виска. Сержант Смирнов получил тяжелое ранение и направлен в госпиталь г. Ямполь».

Это - текст донесения, составленного штабом 508-го истребительного авиаполка, в котором служил сержант Александр Дмитриевич Смирнов – мастер по авиационному вооружению. Донесение было направлено в управление 205-й иад...

Жизненный путь воздушного аса А.Ф. Клубова оборвала трагическая случайность. 1 ноября 1944 года при посадке нового самолета «Ла-7» на аэродроме Сталева - Воля в Польше колесо попало в небольшую яму, и самолет скапотировал. Летчик ударился головой о прицел и погиб.

Похоронен в городе Львове, в июне 2001 года перезахоронен в Вологде на Введенском кладбище.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года гвардии капитан Клубов Александр Фёдорович посмертно награждён второй медалью «Золотая Звезда».

[1] Тимофеев А. В. Покрышкин. — 2-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2005, С. 368-369.

[2] Покрышкин А. И. Познать себя в бою. — М.: ДОСААФ, 1986.

[3] жирным шрифтом выделены фразы из последнего издания - Покрышкин А. И. Познать себя в бою. — М.: Центполиграф, 2006, С. 348-351.

[4] Покрышкин А.И. Небо войны. — М.: Воениздат, 1980.

[5] Там же.

[6] М.С. Буханов «Александр Клубов — советский летчик» М., 1957; Л.А. Хахалин «Парень с карбюраторного» Л., 1967; А.В. Тимофеев. Советский ас Александр Клубов. М. 2012.

Wiki